Меню
GRAZIE ROMA! (Спасибо, Рим!) Часть 2.

GRAZIE ROMA! (Спасибо, Рим!) Часть 2.

on 4.10.2015 in Италия | Нет комментариев

Продолжение. Начало читайте в предыдущей публикации

Второй день. Тет-а-тет с Римом: целый день город в моём распоряжении.

Ещё дома я составил примерный маршрут того дня (как оказалось позже — преувеличив свои способности). Дорога от отеля пролегала по улице Аврелия, кругом суета – у всех был понедельник… но у меня — выходной! Было достаточно времени полюбоваться спальными районами Рима. Именно любоваться, — многоцветные аккуратные домики не более трёх этажей высотой, на каждом балконе цветы, зелень, кругом пинии, пальмы, олеандры. Всё сочное, яркое, ухоженное и упорядоченное (чего порой нет в центре города). Немного поплутав в поисках своей станции метро и попытавшись завести диалог с продавцом газет, я опустился в Римское подземелье. Вагоны римского метро не разъединены друг от друга, потому, если есть желание можно, изучая местную публику, пройти из одного конца состава в другой. …А пока поезд несёт нас под Тибром, под кварталами Рима и замурованными под ними античными древностями, расскажу вам о римлянах и римлянках, какие они есть. Сказать что римлянки (и итальянки вообще) очень красивы значит немного противоречить истине. Конечно, красивая итальянка стоит десятка красивых немок или англичанок (на мой субъективный взгляд), но таковые примадонны встречались мне, увы, редко… Они скорее своеобразны, в них, как принято говорить «что-то есть…». Скажу более — как сокрушался один итальянский водитель: «Ну почему русские женщины такие красивые, но… такие грустные, а итальянка — крокодил крокодилом (дословно), а улыбнётся смотришь, вроде и ничего…». На самом деле да, они улыбчивы, а также, что относится и к мужчинам, ухожены, стройны, подтянуты, загорелы, одеты каждый по-разному, но со вкусом. Нос не крупный, но он есть и с этим гордым античным профилем стоит считаться. Но… что-то мы разговорились, совсем как итальянцы. Пора выходить…
Первым пунктом просмотра была не самая известная римская церковь Санта-Мария-Виттория.
Интерьеры церкви Санта-Мария-Виттория. Там находится один из шедевров Бернини  «Экстаз святой Терезы» не камень, не скульптура, а застывший на миг пламенеющий эфир, тончайшая стихия… Кроме того, когда входишь в такие церкви с улицы, пусть и не самой шумной, открывая тяжёлую дверь, чувствуешь, будто оказываешься в другом мире… церемониальной, копившейся  веками тишины; когда заходишь в сам собор, то не находишь и тысячной доли слов, глядя на открывающееся внутри многоцветное пышное совершенство, именуемое искусствоведами стилем барокко.
Но Рим – не только город античных развалин, это город, где можно вполне насладиться барокко.
Далее путь лежал к другому произведению искусства, что известно как Санта-Мария-Маджоре. Впрочем, поняв что пройти весь намеченный маршрут я не успею, решил ограничиться лишь внешним обликом этой церкви, зайдя на обед в одно из местных недорогих кафе (особенно хочется подчеркнуть, что я говорил с ними только на итальянском).
Правды ради, скажу, что я и далее ограничивался внешним визуальным осмотром, понимая, что времени на них у меня не будет. Так было с Римским Форумом и Термами Каракаллы. Последний, правда, был закрыт на выходной (как и многие римские музеи в понедельник  имейте ввиду!). Зато, насколько впечатляющи были термы со стороны, когда я обходил их, насколько огромны. Быть может, зайдя туда я бы так и не понял их величия и не оценил из размер. Понимаешь, как они могли вместить всех посетителей, которые хоть и были древними римлянами, но очень чистоплотными.

А далее, след мой и вовсе затерялся в кварталах Рима, следующие полчаса я плутал по городу, поняв, что места, на котором я нахожусь на картах уже нет… Конечно, это был ещё центр города, но уже далеко не настолько. Благо, я достаточно быстро нашёл нужную дорогу к следующей достопримечательности, достаточно оригинальной даже для Рима – пирамиде Кая Цестия, жившего в первом веке нашей эры. Облик пирамиды был взят из недавно обретённого тогда Римом Египта, а сама пирамида задумывалась Каем как собственный мавзолей. Наверное, это было тогда очень современно…
После, я взял курс на Трастевере, расположенный на противоположном берегу Тибра. Район этот не самый популярный, он находится в стороне от главных достопримечательностей.

Впрочем, он сам располагает достаточно объёмным, пусть и не столь ярким списком красивых площадей и соборов. Более того, Трастевере славится как район истинно римский, где мирно протекает жизнь простых горожан, сохранивший свою красочную самобытность. Но район стоит посетить не только ради этого колорита, но и из-за видов, открывающихся с холма Яникул (названного в честь, якобы, обитавшего здесь двуликого Януса). Рим оттуда действительно как на ладони, туда хорошо идти ближе к вечеру, когда заходящее солнце ещё лучше подчеркивает краски города своим тёплым светом.

Там можно спокойно полежать на лужайке, зайти в кафе, избегая толкучки, характерной для тесных улиц центра города. С Яникула открывается хороший вид на сам Трастевере, его пёстрые улицы, обсаженные платанами и пиниями, где-то вдали высится Капитолийский холм, замок Святого Ангела, купола Ватикана и иных церквей. Идеальное место для, кто любит побыть наедине с собой, неторопливо созерцая пройденные за день километры живописных римских улиц. Вдали же видны невысокие горы, окружающие вечный город и придающие пейзажу гармоничный и законченный вид. Внутри становится теплее и не хочется уходить отсюда, но пор домой, вдоль берега Тибра к метро, которое увезёт меня обратно.

День постепенно подходил к концу. Он не был совершенен, но, несмотря на всё, мне приятно вспоминать его, ведь предо мной пронеслись многие из обликов Рима – и живописные новостройки, и тесные улицы старого города с его соборами, и древний город, и простая жизнь горожан.

Третий день включал посещение Ватикана, садов Тиволи и прогулку по вечернему городу. Бесконечное многообразие Ватикана снова поразило меня, как будет поражать и далее… Даже ступать ногами по густо усыпанным росписями мраморным полам неловко. Немного по-другому взглянул я на Сикситинскую капеллу, где с большим, нежели раньше, вниманием и удовольствием разглядывал полноцветные утончённые фигуры по бокам капеллы, повествующие библейские истории.

А далее – роскошный балдахин в Соборе Святого Петра, Пьета Микеланджело и многое многое другое всё, что описать словом невозможно (и вряд ли нужно) — подходящих слов для них попросту не существует. Проникнувшись ими, приобщаешься к высочайшим произведениям культуры всей цивилизации; увидев их можно без преувеличения говорить себе, что видел лучшие творения рук человеческих.

Тиволи понравился, но, меньше чем я того ожидал… впрочем, вероятно лучше бывать здесь одному или в небольшой компании, и, наверное, в другое время.

В то время как рассказ наш склоняется к вечеру, расскажу о Риме ночном. — Те, кто не видел город ночью, видел лишь его половину. – Это очарование атмосферы ночных улиц города и искусное освещение монументов (особенно Колизея и Собора Святого Петра). Особенно запоминалась площадь Навоны, построенная на месте античного стадиона. — Мягкое освещение, неторопливая, обволакивающая, уютная атмосфера вкупе с мелодичной мягкой музыкой располагает к приятному вечернему ничегонеделанию, когда постепенно растворяешься в этой атмосфере — точно также, как и сотни людей вокруг тебя.

Таковы вкратце были три дня, проведённые мною в Риме. Лучшие из часов, здесь проведённых надолго останутся со мной. В мире масса приятных городов, но в Риме чувствуешь бренность мимолётной красоты, осязаешь надёжность мира это не моложаво-неприглядные улицы с новостройками, не осенённые старыми раскидистыми деревьями улицы, в подтверждение своего возраста распускающих широкие кроны. В Риме этого нет – улица как улица, не ослепительна, местами слазит краска, однако что-то есть. Но это улица города, жизнь в котором кипела так давно, что всё окружающее воспринимает со стоическим спокойствием. Понимаешь саму суть города — как места постоянного людского проживания, прочность которого проверяется годами и веками. Но, тем не менее, Рим нельзя назвать городом старым, нет, он всё такой же молодой, постоянно меняющийся, но сохраняющий главное. Рим учит памяти, которую можно называть синонимом души, учит необходимости помнить прошлое его величие и его ошибки; и делает это не назидательным тоном. Совсем наоборот, это увлекательный урок, соединяющий безмятежность, южный колорит и жизнелюбие, благодаря которым Рим, наверное, всегда будет одновременно и городом вечным, и вечно юным, будет всегда притягивать и манить к себе людей.

Закончить же хочется строчкой песни Антонелло Вендитти «Grazie Roma!», задушевную мелодию которую напевал про себя гуляя по городу, мелодию, которая словно рождена самим городом.

  • Поделиться:
  • Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *